О'л Егъ (oleggg888) wrote,
О'л Егъ
oleggg888

О Баториевой войне, но не про неё - 2.

первая часть.
Опыт и боевые традиции сторон.
Дабы понять образ действия армии Батория, необходимо обратиться военному опыту и традициям польских, литовских и трансильванских войск. Прежде всего, к опыту осадных операций и штурмов крепостей – основному образу действия наступления Батория. А также вообще к опыту наступательных действий. Соответственно нужно оценить опыт и русской армии.
В первую очередь следует обратить внимание на войны 3-й четверти 16 в., т. е. когда участники сторон Баториевой войны получали боевой опыт. Но также нужно рассмотреть и более ранние войны, дабы оценить историческую тардицию.

1.Польская и литовская военная история.

В 1409-78 гг. Польша активно воевала рядом со своими границами с Тевтонским орденом и Венгрией, участвовали в гражданских войнах в Чехии. Там были и осады, длительные походы, и полевые сражения, и рейды. Потом наступательная активность Польши резко упала. Выделяется только польско-тевтонская война 1519-21 гг. Но тогда войну начали немцы, а боевые действия длились около 16 месяцев; полевых сражений не было – происходили взаимные осады городов и крепостей и разорение местности. Так же Польша воевала с Молдавией, но в 1490-1535 чаще молдаване (иногда вместе с османами) совершали походы на русские земли Польши (а в 1495 г. напали на принадлежавший Литве город Брацлав); польские войска в 1497 и 1531 г. совершали походы в Молдавию (происходили полевые сражения), а в 1506, 1551-52, 1561-62 гг. в Молдавию вторгались войска польских магнатов, вмешиваясь в борьбу за молдавский престол.
До смерти Витовата в 1430 г. ВКЛ вела экспансионистскую внешнюю политику (затем она полностью сошла на нет). Кроме разного рода войн за объединение русских земель, активно велись войны с Тевтонским орденом (в 1422 г. был последний поход в его владения) и Польшей – основу литовской стратегии составляли активные и глубокие конные набеги (были и крепостная война, и полевые сражения; крестоносцы совершали активные набеги на литовские и сопредельные русские земли ВКЛ; случались набеги с ордынской территории). В 1430-44 гг. происходила Литовская Смута. В ней активное участие приняли Польша, Ливонский орден (1433-35 гг.), Молдавия (1431-35 гг.), Тверское княжество (1433-35 гг.), гуситские наёмники (1435 г.), ордынцы. Польша пыталась присоединить пограничные земли и поддерживала своих ставленников, а также подвергалась нападениям на свои восточные владения литовско-русских, ордынских и молдавских войск. Последним вооруженным актом Смуты можно назвать литовско-татарские походы в 1443 г. на польские земли с целью возвращения оккупированного Подляшье. В 1444 г. оно было возвращено, и польско-литовские мир прочно установился на века. Орден в Смуту совершал набеги по литовским землям и участвовал в Вилькомирской битве 1435 г. – после чего ВКЛ не воевало с немцами до 1560-х гг. (в Тевтонской войне 1454-66 гг. в составе польского войска сражались литовские добровольцы).
Татарские войны. С середины 15 в. владения Польши и Литвы активно подвергались татарским набегам. В первую очередь они были направлены на пограничные земли – Подолию (западная – польское владение, восточная – литовское), Киевщину (литовское владение), Северскую и Верховские земли (в конце 15 в. отошли от Литвы к России). Так же нападением подвергались Галиция (польское владение) и Волынь (литовское владение). В 1497-1527 гг. татарские набеги затрагивали белорусские земли ВКЛ (в эти годы вместе с татарами иногда в поход шли османские войска).
Польско-литовская сторона в основном ограничивалась обороной. Отдельные мелкие нападения казаков (так называли добровольно идущих в набег представителей разных социальных групп) из Киевщины и Подолии известны с конца 15 в. (грабёж купцов и прочее). Крупные походы были организованы пограничными старостами в 1493 г. (на Очаков – под предводительством черкасского старосты Б. Ф. Глинского) и 1516 г. (на Аккерман и Очаков – под предводительством хмельницкого старосты П. Лянцкоронского). Крымская Смута 1523-37 гг. стала благоприятной обстановкой для казачьих походов. Они происходили в 1523 (на Ислам-Кермен – под предводительством черкасского старосты Е. Дашкевича), 1528 (на Очаков под предводительством Лянцкоронского, Дашкевича и старост винницкого и брацлавского), 1529 (под предводительством ротмистра Язловецкого из Подолии) гг. В результате с 1530-х гг. казачьи набеги стали постоянным активным явлением, поддержанным и организованным местными магнатами (в основном на днепровские и днестровские кочевья и города, преимущественно с целью угона скота). Активность днепровских казаков резко активизировалась в 1556-60 гг., когда они под предводительством черкасского старосты Д. Вишневецкого получили поддержку от царя. В 1564 г. В 1564 г. Д. Вишневецкий участвовал в войне за молдавский престол.
После 1527 г. прекратились серии крупных татарских набегов. Теперь в основном происходили небольшие самовольные нападения (преимущественно буджакских и очаковских ногайцев) на пограничные подольские и киевские земли. Крупные татарские походы случались раз в десятилетие: в октябре 1534 г. Ислам Гирей опустошил Подолию и Волынь, в 1549 г. крымцы во главе с калгой Эмин Гиреем опустошили Подолию, Волынь и Галицию, зимой 1557-58 гг. крымское войско во главе с калгой Мехмед Гиреем опустошил Волынь и Подолию, в конце 1566 г. хан Девлет Гирей совершил поход на Подолию и Галицию (молдаване одновременно напали на польское Покутье). Особо стоят два эпизода: зимой 1532 г. хан Сеадет Гирей осаждал Черкасы (эпизод войны за крымский престол), в сентябре 1551 г. хан Девлет Гирей сжёг Брацлав.
Русско-литовские войны. Зимой 1444-45 гг. литовское войско, в ответ на набег татарских царевичей московской службы, совершило поход на московские владения – с осадами и полевым сражением. После этого подобные наступательные мероприятия не проводились на протяжении десятилетий. Во 2-й половине 15 в. в ответ на набеги и походы русских войск литовские отряды совершали только мелкие нападения на сельскую местность пограничных волостей.
С 1501 г. польские наёмники и добровольцы (вместе с наёмниками из Чехии, Германии, Венгрии) стали активно участвовать в русско-литовских войнах. С этого времени возросла активность литовских войск. При этом крупные рейды были связаны как раз с наёмными ротами. В сентябре 1501 г. гетман наёмного войска, расположенного в Полоцке, чех Пётр Чернин, выступив на соединение с ливонским войском, осаждал псковскую крепость Опочку. В апреле 1502 г. наёмники из Полоцка совершили набег на пограничную новгородскую волость Пуповичи. В мае 1515 г. конные наёмные роты Януша Сверчковского изгоном из Полоцка сожгли посад у Великих Лук и опустошили окрестности Торопца. Примечательно, что именно эти нападения (осуществленные наёмниками), были зафиксированы в летописях за эти годы. В 1516 г. польский отряд приходил под Гомель.
В августе-сентябре 1508 г. у Смоленска располагался король с крупным войском (в значительной части состоял из наёмного корпуса Фирлея). Оттуда отряд, не встречая активного сопротивления, нападал на Белую и занял на время Торопец (до приближения русских войск), а затем гетман Станислав Кишка на время занял Дорогобуж, гарнизон которой сжёг крепость и ушёл (затем русские передовые отряды вытеснили литвинов).
Осенью 1517 г. литовское войско, включающее крупный наёмный корпус, вторглось в Псковскую землю и месяц осаждало Опочку, предпринимались штурмы, но взять крепость не удалось.
Зимой 1515 г. литовские войска (отряды с Киевщины под начало черкасского старосты Е. Дашкевича и киевского наместника А. Немировича) совместно войском крымского царевича совершили большой набег на Северскую землю. В 1521 г. отряд Дашкевича участвовал в Московском походе крымского хана. В марте 1535 г. войско Дашкевича совершило самостоятельное нападение на Северскую землю (по масштабам несравненно меньше, чем походы туда в 1534 и летом 1535 гг. – по нему известно только из польской хроники).
Летом 1534 г. у Могилёва было собрано литовское войско, включающее наёмный корпус. В сентябре оттуда одна его часть, включающая артиллерию и наёмников-аркебузиров, под началом А. Немировича и В. Чижа совершили 10-дневный рейд по Северской земле, нападая на города от Стародуба до Чернигова (порядка 200 км – самый длительный поход литовского войска с белорусских земель в промежутке между 1444-45 и 1581 гг.; все остальные не превышали десятки км – сопоставимы были только походы войск с Киевщины на Северскую землю в 1515, 1563 и 1579 гг). Другая её часть, под предводительством И. Вишневецкого и А. Сангушкович-Коширского совершила однодневный рейд под Смоленск, напав на его посад.
Летом 1535 г. было собрано литовское войско Ю. Радзивилла и наёмный корпус Тарновского. Оно вторглось в Северскую землю. После осады капитулировал Гомель. После месячной осады и штурма был взят Стародуб. Гарнизоны Почепа и Радогоща сожгли свои крепости и ушли.
27 февраля 1536 г. небольшое литовское войско с артиллерией (псковская летопись среди погибших упоминает польского военачальника) совершило нападение на крепость Себеж, недавно построенную на литовской территории. С ходу взять крепость не удалось, и литвины быстро отступили.
Это и были все крупные наступления литовской стороны в русско-литовских войнах 1-й пол. 16 в. Причем, в большинстве случаев (если не все) они осуществлялись либо только или преимущественно наёмниками, либо совместно литовскими войсками с наёмниками или татарами. Как в мирное, так и в военное время, продолжались мелкие пограничные нападения. С масштабом наступательной активности русской стороны это не шло в сравнении.
Русско-литовская война 1561-70 гг. на этом фоне выглядит всплеском активности литовской стороны, несмотря на то, что в 1537-59 гг. войска с литовско-белорусских земель ВКЛ в войнах не участвовали. Уже первая кампания, осенью 1561 г., началось с того, что литовское войско, помимо опустошения русских владений в Ливонии, 5-6 недель осаждало крепость Тарваст, заставило капитулировать гарнизон с помощью подкопа и штурма, на которой пошла с копьями спешившаяся литовская шляхта со слугами. Причём польские наёмные роты в этой кампании принять участие не успели (также поляки не принимали участие в Ульской победе 1564 г.). В 1562-69 гг. литовские отряды с белорусских и ливонских земель совершали рейды на русские владения в Ливонии, псковские пригороды (Опочка, Красный городок, Велье, Воронач, Остров, Печеры), полоцкие города, смоленские, рославльские, себежские, велижские, невельские, пусторжевские волости, северные северские земли (Стародуб, Почеп). Нападениям подвергались посады и небольшие крепости. В этих набегах участвовали и польские наёмники (так в известном походе под Невель в 1562 г., закончившийся столкновением с отрядом Андрея Курбского, их было две третьи всего состава), но в целом они осуществлялись литовскими войсками. В июне 1564 г. черкасский староста М. А. Вишневецкий вместе с татарами совершил набег на Северские земли. Русские тогда не совершали набеги, сопоставимые по масштабам и глубине с походами 1519 и 1535 г., но в целом их набеги были более частыми и глубокими, чем литовские (это, не считая русских операций по присоединению литовских земель). После 1561 г. литовское войско (под началом маршалака Яна Ходкевича) осуществило только одну полноценную осаду – трехнедельную осаду крепости Уллы в январе 1568 г. (была недавно построена на захваченной территории). Но организовать штурм просто не удалось, и осада была снята. Литвины взяли крепость 20 сентября 1568 г. внезапным нападением и штурмом. Взятие Изборска в 1569 г. литовским отрядом было осуществлено хитростью.
Польско-шведская война 1562-68 гг. была для Польши и Литвы со стратегической точки зрения оборонительной – пытаться удержать свои приобретения в Ливонии (кстати, частично потерянные – по факту войну выиграла Швеция). Причём с польско-литовской стороны воевали в первую очередь местные немецкие силы – немецкие солдаты и ополченцы защищали крепости и города, а гофлейты (ливонская наёмная кавалерия) совершали рейды (в 1565 г. смогли таким образом вернуть Пернов, а в 1563 г. на время вернули захваченный у датчан Леаль). Польско-литовские войска воевали эпизодически. Летом 1563 г. у Ковно собралось польско-литовско-прусско-ливонское войско под предводительством курляндского герцога Кетлера. Кетлер пленил немецкое наёмное войско шведской службы, выдвинувшееся к Риге, а затем приближение польско-литовского войска заставила шведов бросить осаду принадлежавшего датчанам Лоде. Летом 1564 г. литовский отряд Полубенского после рейда по Юрьевскому (Дерптскому) уезду совершил рейд против шведов к Пернову. В ответ на нападение шведов на польско-литовский отряд в январе 1567 г. в Рижском округе, польско-литовско-немецкое войско выступило в поход и разгромило шведское войско в сражение у мельницы около Рунафера (первая разгромная победа в серии битв между польско-литовскими и шведско-немецкими войсками). В мае-июне 1567 г. польско-литовское войско Яна Ходкевича блокировало Ригу, требуя присоединиться к Литве.

2. Венгерские войны

С 1526 г. на территории Венгрии полыхали войны, в которых участвовали османские войска и войска из Германии, Италии, Чехии, Испании и др. западноевропейских стран (османо-габсбургские войны в Венгрии происходили в 1529-33, 1536-37, 1540-44, 1551-59, 1564-68 гг.). Ключевыми были осадные операции (чаще они происходили со стороны османов). Активно шла рейдовая война. Крупных сражений было мало. Часть Венгрии входило в состав владений Габсбургов, участвуя в войнах на их стороне. Трансильванское войско воевало как в союзе с османскими, так и вместе с имперскими войсками. Т. о. венгерские войска получали разнообразный боевой опыт. В 1551-52 гг. совместными усилиями трансильванские и имперские войска противостояли вторгнувшимся в Трансильванию османским войскам, обороняя крепости (также трансильванцы участвовали в осаде занятой противником крепости Липпа в 1551 г., в 1552 г. участвовали в атаке изгоном на Сегед). В 1552-56 и 1565 гг. османы осуществляли наступления на крепости в Габсбургской Венгрии. В 1564 г. Янош Жигмонд – предшественник Стефана Батория на трансильванском престоле безуспешно пытался захватить у Габсбургов город Сатмар. Летом 1566 г. османский султан лично возглавил вторжение в Габсбургскую Венгрию, и третью наступательную группировку возглавил Янош Жигмонд. В последующем трансильванское войско имело опыт маломасштабной гражданской войны 1571-75 гг., османской интервенции в Молдавию в 1574 и 1577 гг. и пограничных стычек. В массе своей венгерские солдаты Батория не могли иметь опыта осад и штурмов, но в трансильванской военной системе разнообразные традиции крепостной войны имели прочные основания.

3. Русская военная традиция.
Россия по факту имела больший опыт осады, чем обороны городов. Во 2-й половине 15 – середине 16 вв. было заложено русское осадное искусство – осады Казани, Смоленска, Полоцка, Выборга, Твери, Новгорода, Хлынова и пр. Взятие ливонских городов в 1558-60, 1572-73, 1575-77 гг., Полоцка в 1563 и Озерищ в 1564 гг. не могло не дать огромный опыт. После неудачных массированных штурмов на рубеже 15-16 вв. (Выборга в 1495 г., Казани в 1506 г., Смоленска в 1513 г.) русская осадная система всё больший акцент делала на артиллерийский обстрел и осадные работы. Из десятков взятий ливонских городов и крепостей лишь несколько раз применялся штурм (Нарва в 1558 г., Вейсенштейн в 1573 г., Пернов в 1575 г.). Штурмом с помощью примета было взято Озерище. При взятии Полоцка были только локальные штурмы. Также русские войска имели большой опыт нападений на крепости и посады во время набегов.
В осаде же в подавляющем большинстве случаев сидели при отражении татарских, литовских, шведских и прочих набегов (такие осады больше 3 дней обычно не продолжались – главное было быть готовым к внезапному нападению). После 1502 г. прекратились осадные операции ливонцев против псковских городов. Как было замечено, в русско-литовских войнах было всего 6 полноценных осад с польско-литовской стороны (Опочки в 1501 и 1517 гг., Стародуба и Гомеля в 1535 г., Тарваста в 1561 г. и Улы в 1568 г.). Оборона Опочки в 1517 и Стародуба в 1535 гг. показали примеры упорной обороны (вплоть до уличных боёв). И видим сдачу Гомеля в 1535 г. после короткой осады (но и при относительно малочисленном гарнизоне). В 3-й четверти 16 в. русские войска садились в полноценную осаду почти только в Ливонии (исключение – Улла зимой 1568 г.). Кроме названной обороны Тарваста, была оборона во время контрнаступления ливонцев осенью 1558 г. (Ринген, Дерпт) и в ноябре 1559 (Дерпт, Лаис), шведского наступления в январе-марте 1574 г. (Везенберг, Тольсбург) и весной 1576 (Падис). В этих осадах только при оборонах Дерпта не пришлось отражать штурмы. Оборона небольшим гарнизоном Рингена опять дала пример обороны до конца (в остальных случаях, кроме осады Тарваста, взять города не удалось). Оборона Везенберга дала первый пример успешной контрминой борьбы у русских.

4. Шведские войны и немецкие наёмники.
Современниками подчеркивалось, что немецкие наёмники в армии Батория, имели опыт Нидерландской войны. В целом западноевропейские наёмники в шведских и польско-литовских войсках должны были иметь большой опыт как полевых сражений, так и разного рода осадных операций (в Итальянских войнах 1550-х гг., в Религиозных войнах во Франции в 1560-х гг., в Нидерландской войне в 1570-х гг.). Шведским войска в войнах с Польшей и Данией в 1561-70 гг. часто приходилось осаждать крепости в Ливонии и Скандинавии. В целом Швеции после относительного перерыва 1537-54 гг. пришлось вести одну военную кампанию за другой.

Если рассмотреть Баториеву войну в контексте боевого опыта сторон, то лишний раз подтвердиться явление, что практический опыт войск не прямо пропорционален их боевым качествам. Польско-литовские войска не имели опыта масштабных наступательных операций – что-либо сопоставимое было в далёком прошлом. У трансильванцев в этом плане опыт был больше, но с последняей масштабной наступательной операции минуло 13 лет. Венгры, а тем более поляки, имели относительно небольшой опыт осадных работ и штурмов, но именно они, а не немецкие наёмники, отмечались современниками как наиболее активные и продуктивные участники осадных работ и штурмов. С другой стороны – редкие случаи осады способствовали тому, что польско-литовская артиллерия оставалась относительно слабой; и это в свою очередь не могло не делать акцент на штурм, как способ взятия крепостей.
Русские войска фактически не имели опыта сидения в полноценных осадах в своих городах. Это в первую очередь сказалось на моральное устаревание долговременной фортификации. Однако современники подчеркивали упорство русских в обороне. Из крупных городов перед армией Батория фактически пал только Полоцк – этот быстрый успех, можно утверждать, и дал условия для последующего наступления; появился моральный фактор (зримая надежда на добычу и завоевания) для иностранных наёмников и своих бойцов, для внутренней материальной мобилизации и иностранной помощи. Тяжелые потери при неудачной осады следующего крупного города – Пскова весь этот моральный фактор свели на нет, сделав невозможным повторное напряжение ресурсов. С другой стороны, защитники Пскова, не смотря на преимущественно отсутствие соответствующего опыта, показали эффективность не только в упорстве обороне, но и в отражении штурмов, противоминной борьбе, частых вылазках на осадные работы и даже в обезвреживании «ларца с сюрпризом».
В историографии обычно принято недооценивать действие литовского войска. Однако войска ВКЛ и Киевщины (недавней территории ВКЛ) держали Смоленский и Северский фронт, совершали набеги между походами короля, тем самым заставляя русскую сторону держать войска на огромной территории. Литовские войска самостоятельно захватывали крепости с помощью внезапных нападений и штурмов. В первую очередь на них была возложена рейдовая война во время осадных операций. Знаменитый рейд Радзивилла по новгородским и тверским землям летом-осенью 1581 г. не имел аналогии в литовской военной истории с 1-й половине 15 в.
Tags: войны Русского государства, набеги, русско-литовские войны, теоретическое о войнах
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 46 comments