Жмудь в походах ВКЛ 14 в.

Роман Беспалов в статье «Литовско-московские отношения 1392 – 1408 годов в связи со смоленской, черниговской и рязанской политикой Витовта и Василия I»  отметил такой момент в кампании 1406 г. московско-литовской войны (стояние на Плаве). Когда орденские силы выступили на помощь Витовту, то «жмудь не хотела идти на войну, ссылаясь на то, что никогда не участвовала в таких далеких походах. Об этом жмудский фогт Михаэль Кюхмайстер фон Штернберг сообщал великому магистру Немецкого ордена еще 29 и 30 июня. В итоге комтур Рагнита Фридрих фон Цоллерн и жмудский фогт Михаэль Кюхмайстер отправились в поход только 7 августа – на 12 дней позже Витовта». Напомню, что Жмудь была передана Ордену по союзному договору 1398 г., а до этого жмудь вела постоянную войну с крестоносцами.
Получается, что во второй половине 14 в. жмудины воевали только с крестоносцами. Но в летописном своде 1418 г. и Троицкой летописи упоминает жмудинов не только в составе войска Витовта на Угре 1408 г. (литва, ляхи, немци, жемот), но и в битве на Ворксле 1399 г. (литва, немци, ляхи, жемот, татарове, волохи, подоляне),  в описании литовского походе 1372 г. на Переяславль  называется «литва, ляхи, жемот». Однако в Рогожском летописце, отражающий изначальный текст, в этих событиях нет перечисление национального состава. В своде 1418 г. войско Ягайло в 1380 г. описывается «со всею силою литовскою и лятскую» (в симеоновской летописи – рать литовская). Т. о. можно говорить, что ситуацию московской-литовской войны 1406-08 гг., когда в литовском войске были поляки и жмудины, летописи начала 15 в. перенесли на 1372 и 1399 г. Отсюда и ляхи в войске Ягайло (немцев, которые в 14 в. был постоянными противниками литвы, уже так просто поставить не получалось).
Если про немцев и поляков в 1399 г. есть однозначные источники, то про жмудь, входившую тогда в состав Ордена, вроде нет.

Рогатины и проблема перевода

Недавно заметил, что в русском перевод Александрии Сербской, списка 17в., так описан поединок Александра и Пора. «И стекошася оба, копьи ударишася и копьи обломишася, рогатины исторгоша и с ними... сто крат ударишася, мечи исторгоша и сихъ притупиша.» Естественный вопрос – они, что сломали свои основные копья, а затем взяли из-за спины рогатины и основательно помахались? Или рогатины в 17 в. что-то  ещё могли означать?
По этому месту оказалось уже есть разбор. В сербском тексте «рогате киеве трьгоше». В греческом тексте τα πελατιχια, т. е. дубинки. В русском переводе Александрии (по списку Кирилло-Блеозерского монастыря, 15 в., восходит к несохранившемуся варианту Александрии Сербской) так и записано «пилатици исторгоша.», т. е. изначальный сербский переводчик Александрии оставил «пилатици» без перевода.
Получается «рогате киеве» на старосербском языке – «дубинка, палица». «Кий» (палка) - это общеславянское. А вот «рогате киеве» - вспоминается «рогтица» из Галицо-Волынской летописи, которые считают то дротиком, то булавой. Раньше не замечал, что ещё Срезневский привел значение «рогдицы» как палица, дубинка на основании употребления этого слова в перевод Амартола.
Получается русский переводчик 17 в. не понял «рогате киеве» и просто по созвучию написал «рогатина», в результате чего появилось «загадочное упоминание рогатины».
Интересно, что в списке Александрии КБМ есть упоминание «рогатины» в другом месте. При описании сражения македонцев и персов: «и тако пилатикы и рогатинами ударишася, и мечи исторгаша» (перед этим – «И тако скочившу, борзо ударишася и оружья обломиша»). Т. к. вариант Сербской Александрии, с которой переводился этот список, нет, то непонятно, что в сербском тексте было. В греческом тексте - «перешли к бою мечами» (τα σπαθια). В известном сербском переводе – «пакы же сузубь мьчеви удрише се». Могу предположить, что русский переводчик столкнулся с сербским списком, в котором одновременно были и «пилатики» и «рогате киеве», т. е. транслитерация греческого слова и его перевод на сербский.
Вот такие вот сложности старых переводов.

З. Ы. К вопросу, что понимали под рогатиной, обозначали ли этим термином копьё с широким наконечником. В статейном списке купца Федота Котова, путешествующего по Ирану в 1623-1624 гг., описывается парадное оружие: «А за ним принесут на ратовищи на одном конце роготиня, а на другом копье нарядное з золотым яблоком». Т. е. всё-таки был наконечник типа «копьё» и наконечник типа «рогатина» (хотя это вопрос «какое широкое значение мог иметь термин рогатина» не снимает).