О'л Егъ (oleggg888) wrote,
О'л Егъ
oleggg888

Categories:

Литовско-рязанские войны

Среди множество других противников ВКЛ 14-15 вв. было и Рязанское княжество. Источники показываю две войны (1395-1396 и 1401-1402 гг.), которые происходили между Олегом Ивановичем Рязанским и Витовтом. Они описаны в московском летописании, в «летописцев великих князей литовских» и в Никоновской летописи. Этих событий касались во многих работах, но определённые нестыковки и вопросы в указанных источниках требуют специального разбора.

Московская летопись. Базовым источником следует считать московскую летопись[1]. В повесть о взятии Смоленска Витовтом в сентябре 1395 г. последняя фраза: «А князь Юрии Святославичь в то время бе на Рязани у тьстя своего Олга». А последняя запись мартовского 6903 г. (т. е. зима 1395/1396 г.): «Тое же зимы князь великы Витовт посылал рать на Олга Рязанского, Литва же шедше повоеваша землю Рязанскую и отъидоша в свояси». Далее из литовских событий под 1396 г. «Тое же весны за две недели до велика дни князь ввеликыи Василеи Дмитреевич еде с Москвы в Смоленекс видетися со тьстем своим Витовтом и быв у него възратися на Москву, а с ним же вкупе и Киприян митрополит был у Витовта, и постави на велик день Насона епископа в Смолесце и отоле идет к Киеву и тамо пребысть полтора года». Далее сообщение о смерти Стефана Пермского 26 апреля. Далее «того же лета князь Олег Рязански прииде ратью к городу к Любутьску, горожане же затворишася и бьются с ним з города. Князь же великы посла к нему и отведе его от Любутьска. На ту же осень о Покрове [1 октября] князь великыи Витовт иде ратью на Рязань и прогна князя Олга, а землю Рязаньскую всю плени, а люди исъсече и в полон поведе. Тогда был Витовт на Коломне, князь же великы видеся ту с ним и многу честь и дары вдасть ему».
Под 1401 г. сообщается: «Того же лета месяца августа князь Юрьи Святославич да князь Олег Рязаньскы приидоша к городу Смоленьску, а в Смоленьскце бысть в то время мятеж и крамола, овии хотиху Витовта, а друзии отчича своего. Князь же Юрьи сослася с горожаны, а они не можаху терпети насильства от поганых ляхов и предашася князю Юрью, отвориша ему град, а во граде седел тогда от Витовта князя Роман Михаилович Дьбрянскыи, и наместници Витовтовы поимаша, князя же Романа убиша и бояр побиша бряньскых и смоленьских, которои князя Юрья не хотел, а княгиню Романову и дети отпустиша. И такое князь Юрьи взя Смоленеск и седе в своеи отчине. И князь великы Витовт тое же осени прииде рать к Смоленеску на князя Юрья Святославича и стоя много днии под Смоленьском и не взем его поиде в свою землю, перемирье взяв. А в граде в Смоленьсце тогда крамола бысть, люди посекоша много, и мор на люди бысть».
После сообщения за 6 мая 1402 г. «Того же лета князь Родслав Олгович Рязаньскы и де ратью на Брянеск, и сретоша его князи литовъстии, князь Семен Лугвени Олгердович, князь Александр Патрикевич Стародубъскыи, и бысть им бои у Любутьска, и побиша литва рязанцов, а князя Родслава изымаша и приведоша его с нужею к Витовту и сковаша его въвергоша в темницу, и пребысть в нужи тои великои 3 лета, донде же Витовт взя на нем 2000 рублев окупа и отпусти его. Того же лета июля в 5 преставися князь Олег Рязаньскыи».
В летописном своде 1418 г. краткие сообщения о войне между Рязанью и Литвой ошибочно смещены на 1393 г.: «Василеи князь с своею княгинею еха в Смоленьск на повидание к тестю своему Витовту. И князь Олег ходил ратию к Любутескоу, а Литва Рязань воевали».[2] Это сообщение нередко принимают как данные о рязанско-литовской войне ещё до Смоленского взятия. Но в это летописи краткие сообщения, взятые из московского погодного летописания, смещаются очень часто.
«Летописец великих князей литовских» является компиляционным произведением, составленный с целью обосновать приход Витовта к власти. Годы и числа там не указаны (только смоленские события 1386 г., киевские и подольские события 1394 г., а также указанные ниже события частично привязываются к времени года). Составлена, судя по всем, в Смоленске к концу правления Витовта. В т. ч. использовалось московско-новгородское летописание[3].
Смоленское погодное летописание вычленяется только с 1430-х гг. (а в других регионах ВКЛ – только с конца XV в.), более ранняя хронология бралась из московско-новгородского летописания. Поэтому среди литовских источников Летописца могли быть только отдельные повести и устная память.
Летописец оканчивается как раз смоленскими и рязанскими событиями осени 1395 – весны 1396 г. [4] В варианте Супральской летописи, после описания взятия Смоленска: «На ту же зиму посла князя Семена Лынгвена со многими ратьми и смоленьскыми ратми на князя Олга резанского. И сплениша многое множество Резанскыа земли, и возвратишася c победою восвояси. Тогда же бе зима велми студена. Тои же зимы на весну приехал князь же великыи Василеи Дмитреевичь московскыи ко чьщю своему, виликому князю Витовту, во Смоленескь во великое говение. И учти князя великого Витовта многими дарми: чепьми золотыми и поясы золотыми, и соболми, камками и суды златыми, и бахматы. И князь же великыи Витовт зятя своего, великого князя, учти и удари разьличьными дарми: сажеными порты и дорогими оксамиты, и многоценными камъками, и гиншьты во седлех золотых снастех, чюду достоиных, и отпусьти ко граду Москве c великою честию, a самь поеде к Литви».
Повествование о взятии Смоленска в Летопице не связано с соответствующей повестью в московском летописании
«На ту же зиму посла <…> со многими ратьми <…> на князя Олга резанского. Сплениша многое множество Резанскыа земли, и возвратишася c победою восвояси» явно вариант фразы в МЛ «Тое же зимы князь великы Витовт посылал рать на Олга Рязанского. Шедше повоеваша землю Рязанскую и отъидоша в свояси». Также перекликается с фразой из повествования об осеннем походе Витовта «землю Рязаньскую всю плени» (оборот «плениша землю» минимум на порядок реже употреблялся, чем «воеваша землю» - в Летописце это единственный пример на несколько «воевали»), но это может быть и совпадением.
Литовская версия имеет добавление в виде имени военачальника (Лугвен) и указанием на участие в походе смоленской рати, что говорит о смоленском происхождении этого добавления. Для его появления совсем не обязательно предполагать смоленский письменный источник. Это, например, могла быть местная устная память. Лугвен был одним из наиболее активных военачальников Витовта на востоке ВКЛ, возглавлял ряд походов, был женат на сестре Василия Московского, и московскому летописанию был хорошо известен (в московской летописи говорится, что он возглавлял поход на Любутск в 1402 г., на Вязьму в 1403 г., отмечается его участи в Смоленской осаде 1404 г.). Поэтому возникает вопрос, почему он не упомянут в описании зимнего похода? Допустимо предположении, что Лугвений появился в результате совмещения с другими летописными известиями (например, с сообщением о битве Лугвеня с рязанцами под Любутском), а «смоленскую рать» добавил из идеологических соображений (в идеологической логике Летописца), чтобы показать привязанность смолян к Витовту. Т. е., строго говоря, данное добавление нельзя признать однозначным фактом.
Литовское описание похода говорит об аномальных морозах (зима велми студена). Московское погодное летописание говорит о зиме 1393/94 г.: «зима же сиа студена бысть велми, яко мнозем человеком от мороза измирати на путех, тако же и скоти умираху»[5]. Видно дословное совпадение сообщений. Хотя зимой 1395/96 г. происходил московский поход на Булгарию, но об аномальных морозах не говорилось. Т. е. здесь литовский летописец неправильно соединил известия. Примечательно, что в Софийской Второй летописи (и Львовской летописи) под 1393/94 г. есть достоверно датированное этим годом сообщение о аномальных морозах, а перед этим, через сообщение, «Князь великий Василий Дмитреевич со князем Лугвенем бился, и одоле Лугвеней, изыма князя Родислава, приведе к Витовту, и всадиша его в тюрьму, и сидел три лета»[6], а в Софийской Второй летописи – также взятые из свода 1418 г. сообщения о литовско-рязанской войне. Т. е. хотя это поздний сборник, которым составитель Летописца пользоваться не мог, но это прямой пример совмещения под одним годом известия о рязанско-литовской войне 1396 г., сражения под Любутском Лугвеня с рязанским князем 1402 г. (в сильно искаженном виде), аномальных морозов 1393/94 г.
Литовское  «тое же весны за две недели до велика дни князь ввеликыи Василеи Дмитреевич еде с Москвы в Смоленекс видетися со тьстем своим Витовтом» по структуре совпадает с фразой из московской летописи «Тои же зимы на весну приехал князь же великыи Василеи Дмитреевичь московскыи ко чьщю своему, виликому князю Витовту, во Смоленескь во великое говение», но далее уже добавление однозначно литовского происхождения (термин «бахматы» (татарские кони) был в ходу в Польше и ВКЛ, но не в Московской Руси, где он известен только в XVI-XVII в. и исключительно по отношениям коням из Литвы). Это с большой долей вероятностью не соединение двух источников, а добавление на основе общих представлениях о московско-литовских посольских подарках.
Никоновская летопись. Эта летопись, составленная примерно на рубеже 1520-30-х гг., вобрала в себя очень широкий пласт летописания. Использовались там и рязанские летописные источники. Но использование большого числа разнородных источников приводило к дублированию событий, к путанице по датировке. Так же отличительно чертой НЛ была основательная литературная переработка повестей и сообщений, в результате чего «реконструированные события» сильно отличались от реальности (так были, например, переработаны Сказание о Мамаевом побоище, повесть о битве на Липице, повесть о побоище на Врскле). Поэтому использование НЛ всегда требует внимательного изучения, чтобы выделить данные из несохранившихся летописных источников от творческих домыслов составителя.
В конце записей под 1394 г. «того же лета князь великий Олег Иванович Рязанский ходил ратью к Любутску и со многим полоном возвратися в свояси. Того же лета Олег Иванович Рязанской побил татар Тохтамышевой орды, иже приходиша изгоном на Рязанские власти»[7].
Под 1395/96 г. «Тое же зимы князь велики Олег Иванович Рязанский с зятем своим, с великим князем Юрьем Святославичем Смоленским, и з братьею своею, с Пронскими князи, и с Козельским, и с Муромским, поиде ратью на Литву и много зла сътвориша им. <…> Тое же зимы ходил Витофт Кестутьевич, князь велики Литовский, ратью на Рязань и власти повоевал, а Олгу Рязанскому великому князю ещё не пришелдшу в Рязань и услыша сиа, и остави полон в некоем месте, и приде на загонщики и многих избил, а иных поимал. Слышав же сиа, Витовт убояся и вскоре на бег устремися и возратися в своаси. Олег же со многою корыстию и богатсвом вниде в свою землю и удержа у себя зятя своего князя Юрья Святославичя Смоленского, тогда бо в скорби ему сущу и в тузе велице о братии своей и о отчине своей, яко такова на них беда не бывала, ниже преже их над Смоленском, якоже ныне пострадаша от Витовфта лукаваого и несытаго сюжая возхитищати». [8] Поход Олега на Любутск датирован сентябрём 1396 г. «Ходил ратью к Любутску и со многим полоном возвратися во своаси». После этого дано сообщение о поездке Василия Московского в Смоленск. Про осенний поход Витовта на Рязань записано под октябрем 1397 г. «тое же осени о Покрове тесть великого князя Василия Дмиреевичя, князь велики литовский Ватофт Кестутьевич, со всею силою литовско прииде ратью на Рязанскую землю, и много зала сътвори Рязанской земли; люди улицами сажали, секли и многа кровь неповиниаа пролита бысть. И тогда у своего зтя, у великого князя Василия Димиреевича Московского, на Коломне был и многу честь и дары от него приняли, и тако возвратися во своаси, кровь проливав, аки воду» [9].
Под 1400 г.: «того же лета доброхоты великого князя Юрья Святославичя Смоленскаго, скорбяще по нему и желающа видети его у себя на великом княжении Смоленском, послаша из Смоленска тайно к нему на Рязань, того бо ему сущу у тстя своего на Рязани живущу, Витофту же Смоленском владеющу, и инем хотящим Витофта, а мнозем хотящем господина своего извечнаго великого князя Юрья Святославичя по отчине и дедине его. И пришедше тайно на Рязань, и сказаша вся бывшаа господину своему великому князю Олгу Ивановичю Рязанскому, глаголя: «приидоша ко мне из Смоленска мои Смоляня, тайно послани от неких моих доброхотов, поведающе, яко многи хотят мене видети на отчине и дедине моей; сътвори, господине, Христову любовь, помози ми и посади мене на отчине моей и дедине, на великом княжении Смоленском» И сиа глаголаше с великим рыданием и плачем, и слезы проливая якоже источници»[10].
Под 1401 г. «Того же лета князь великий Олег Иванович Рязанский с зятем своим Юрьем Святославичем Смоленским и з братьею своею, с князи Пронскими, и Муромским, и Козельским, ратью поидоша к Смоленску, удоно время усмотривше, понеже тогда Витофту Кестутьевичю до конца осущевшу людми от Темир-Кутлуева побоища в поле чисте, в татарской земле, на Ворскле реце, и бысть тогда скорбь велиа и пустота людей в Литве, а се крамола бысть Смоленсце: инии Витофта хотяху, а инии мнози своего вотчича изстаринаго великакго князя Юрьи Святославича. И пришедшим им ко граду Смоленскую, и посла к ним князь велики Олег Иванович, возвещая им сице: «аще не отворите града и не примете господина вашего великого князи Юрья Святославичя Смоленскаого на его отчину и дедину, на великое княжение Смоленское, то уо имам много время стоати и вас предати мечю и огню; изберите убо себе, иже хощете: или смерть, или живот». Они же предашася, и мнози радостни быша господину своему великому князю Юрью Святославичю, инии же ненавидяху его он же вшед во град Смоленеск, месяца августа, Витофтовых воевод ляхов изсече; тогда убо, в граде седел от Витофта наместник и воевода князь Роман Михаилович Брянский; он же и того уби, и бояр и Брянских и Смоленских изби, которые не хотели его; а княгиню Романову и дети отпустиша. И так князь Юрьи Святославич Смоленский сяде на великом княжении Смоленском, на своей отчине и дедине, а князь велики Олег Иванович Рязанский с прочими князи со всеми воинством идоша в Литву, и воеваша, и со многим полоном возвратишася в свояси [11].
Кампания 1402 г. почти дословно взята из московской летописи. Только к литовским князьям добавлен в конце «князь Бойнос Иванович»[12].
Видим неуказанные в московской летописи военных операции: поход на Любутск в 1394 г., набег на «литву» зимой 1395/96 и 1401 гг., силовые угрозы для капитуляции Смоленмка Поход на Любутск выглядит дубляжом реального похода 1396 г. (они в НЛ и описаны одинаково). Указание, что зимний поход возглавил Витовт уже не соответствует данным московской летописи, что указывает на искажение реальных событий.
Необходимо учитывать стратегические реалии. Между Рязанским княжеством и ВКЛ находились Верхнеокские княжества, и Любутск был единственным литовским владением (анклав Брянского княжества), который находился рядом с рязанскими владениями[13], примерно в полусотне км. Восточная часть Верхнеокских земель (Новосильское  княжества) находилась под московским влиянием, отделяя Рязанскую землю от западных верховскихсземель, из которых Козельское княжство находилось под рязанским влиянием.  Для рязанского князя «поход на литву» мог представлять только поход на Любутск (либо поход в случае гипотетической ситуации, когда осуществлялась поддержка какого-либо союзного верховского князя против другого верховского князя, союзного Витовту). А литовское войско могло совершить поход на Рязанскую землю только опираясь на Любутск (если не рассматривать сложный по логистике вариант похода через практически незаселенные южные территории, либо вариант, когда Новосильское княжества предоставит логистическую базу для похода).
Соответственно кажется невероятной ситуация, описанная в НЛ, когда рязанское войско идёт на Литву, а литовское на Рязань, но не встречают друг друга. С другой стороны, описание в московской летописи зимнего литовского набега («воевали землю и отошли» без указания на добычу и полон) вполне соответствует «рязанской версии», указывающей, что Олег Рязанский организовал эффективные действия против неприятельских загонов.
Если сравнить описание зимнего рязанского похода (князь велики Олег Иванович Рязанский с зятем своим, с великим князем Юрьем Святославичем Смоленским, и з братьею своею, с Пронскими князи, и с Козельским, и с Муромским, поиде ратью на Литву и много зла сътвориша им. <…> полон) с началом и окончанием повести о взятии Смоленска 1401 г. (князь великий Олег Иванович Рязанский с зятем своим Юрьем Святославичем Смоленским и з братьею своею, с князи Пронскими, и Муромским, и Козельским, ратью… идоша в Литву, и воеваша, и со многим полоном возвратишася в свояси), то видим практически одинаковое описание, с неназванными князьями и абстрактным походом «в Литву» (без географического ориентира). Интересно сравнить с описанием известного только по НЛ рязанского похода в татарские земли, помещенного перед сообщением о приезде смоленских доброходов в 1400 г.: «того же лета в пределах Черленаго Яру и в караулех возле Хопор до Дону князь велики Олег Иванович с Пронскими князя и с Муромским и Козельским, избиша множества татар, и царевичя Мамат-Салтана яша, и иных князей ординских поимаша». Это сообщение и могло стать шаблоном для описания походов Олега Рязанского зимой 1395/96 и 1401 гг.
«Художественное оформление жестокостей литвы» в описании осеннего похода Витовта имеет однозначное происхождение. В Тверской летописи в конце 6903 г. записано «той же осени Витовт многобожный плени Рязань, люди улицами сажаа секл»[14]. (перед этим запись о смерти Стефана пермского, а далее, под 6904 г. события не записаны – явно данные записи хотели верно поместить под 6904 г.). Никоновская летопись как раз использовала Тверской свод 1425 г.
Датировка сентябрём похода на Любутск в НЛ могла быть «оценочным расчётом летописца» (раз следующее событие произошло в октябре). Но всё это лаконичное сообщение как раз могло иметь рязанское летописное происхождение. При этой датировки как раз и получается ситуация, когда сразу за рязанским походом на литовские владения последовало вторжение Витовта. В летописи она могла дублироваться, перенесена на предыдущую зимнюю кампанию (вместе с «Витовтом», как предводителем вторжения).
Повесть НЛ о Смоленском взятии 1401 г. в своём ядре повторяет сообщение московской летописи (с некоторыми переделками). Она была дополнена вводной частью (состав войска Олега Рязанского, оценкой ситуации для Витовта после битве на Ворскле, речь-угроза Олега) и окончанием о набеге на абстрактную «литву». Всё это можно было не искать в источниках о данном событии, а «творчески реконструировать» чуть ли не составителем НЛ. Сообщение о приходе смоленских доброходов скорее в кратком виде было в рязанском летописании или ином источники, а в развернутом виде также могло быть «творчески реконструировано» при создании НЛ. В изначально варианте повести видна картина, когда Смоленск был захвачен путём заговора и внезапного (изгоном) появления Юрия Святославичем и Олега Рязанского, которые смогли незаметно пройти большое расстояние. В переработанном виде показан крупный поход, осада и капитуляция города путём силового давления.
Т. о. эпизоды с набегами на абстрактную «Литву» Олега Рязанского зимой 1395/96 и в 1401 г. нельзя признать достоверными. В первом случае – это художественный конструктив, смешавший события зимы и осени. Во второй – художественное оформление повести.
По итогу можно следующим образом представить «конструирование» литовско-рязанских войн при формировании НЛ. Для описания осеннего похода Витовта использовалось соединение повествований московского и тверского летописания, ошибочно помещенного под 1397 г. Было также использовано рязанское сообщение о походе на Любутск в сентябре 1396 г., с захватом полона (оно при этом было дублировано 1394 г.). Было ещё рязанские сообщение о противодействии зимнему литовскому вторжению и осеннему вторжению Витовта (по аналогии с многочисленными сообщениями, помещенными в НЛ, о противодействии татарским набегам, это должны были быть лаконичные сообщениями с «воевали», «литву биша», «полон отняли»), которые были художественно обработаны и совмещены в один зимний эпизод. Литературным дополнениям подверглась и московская повесть о Смоленском взятии 1401 г. и гипотетическое краткое рязанское сообщение о приходе в Рязань смоленских доброходов в 1400 г.

Обобщив данные источников, делаем выводы. Литовско-рязанские войны в полном виде отображены в московской летописи: набег литвы на рязанскую землю зимой 1395/96 г., осада Олегом Рязанского Любутска, опустошительное вторжение на Рязанскую землю армии Витовта в октябре 1396 г., помощь Олега Рязанскому Юрию Смоленскому в захвате Смоленска путём заговора в августе 1401 г., поход рязанского войска на Любутск в июне 1402 г., поражение в битве под ним. Первая военная операция объясняется тем, что Юрий Смоленский пребывал в Рязани. Походы на Рязань литва могла производить только через Любутск, поэтому именно на него рязанцы и совершали походы.
Дополнение «летописца великих князей литовских» о зимнем походе литвы (возглавлял его Лугвен, участие смоленской рати) может являться, может не являться фактом.
Все сообщения летописей о литовско-рязанских войнах в 1393 и 1394 г. можно смело назвать дубляжом события 1396 г.
НЛ использовала рязанские сообщения о войнах с Литвой, но при этом была придумана целая условная «Повесть о войне Олега Рязанского с Витовтом Литовским», которая отмечена высоким стилем и существенно искажала реальность. Названные в НЛ операции Олега Рязанского (походы на абстрактную «Литву», осадная операция при захвате Смоленска), не названные в МЛ, следует признать художественным вымыслом. Но некоторые подробности, которые можно возводить к современным событиям рязанскому летописанию, вызывают интерес. Это подробности в лаконичном сообщение о походе Олега Рязанского на Любутск (захват полона), упоминание о приходе смоленских доброходов в Рязань в 1400 г. Даже в совмещенной в один эпизод «рязанской версии» о литовских походах можно увидеть фактическую информацию. Это, прежде всего, описание действий рязанцев (нападение на загоны противника, что как минимум показывает привычную тактику рязанцев), а так же акцент на такие «успешные для рязанской стороны моменты»: литве не удалось увезти полон (это относится к зимнему походу – о захвате полоне не говорит и московская летопись) и Витовту не удалось пленить или заставить уйти из Рязани Юрия Смоленского (это уже следует относить к осеннему походу, когда полон как раз удалось увезти).
Несколько неясной выглядят действия Василия Московского в 1396 г. Он явно высказывал союзнические знаки Витовта (приезд в Смоленск, встреча в Коломне). Но оказывал ли он давление на Олега Рязанского, на которого потерял влияние после поражение в войне 1385 г.? Что представляло посольство к Олугу, осаждавшему Любутск? Оно угрожало Олегу или предупредило походе Витовта?




[1]             ПСРЛ. Т. 25. Московский летописный свод конца XV в. М., 2004. С. 225, 226, 227, 231, 232.
[2]             ПСРЛ. Т. 4. Ч. 1. Новгородская четвертая летопись. Вып. 2. Л., 1925. С. 373.
[3]             Лицкевич О. В. Русские летописные источники "Летописца великих князей литовских" // Białoruskie Zeszyty Historyczne. Беласто, 2017. С. 35-79.
[4]             ПСРЛ. Т. 35. Летописи белорусско-литовские. М., 1980. С. 65, 72.
[5]             ПСРЛ. Т. 25. Московский летописный свод конца XV в. М., 2004. С. 221.
[6]             ПСРЛ. Т. 6. Софийские летописи. СПб., 1853. С. 123.
[7]             ПСРЛ. Т. 11. Летописный сборник, именуемый Патриаршею или Никоновскою летописью. М., 2000. С. 156.
[8]             ПСРЛ. Т. 11. Летописный сборник, именуемый Патриаршею или Никоновскою летописью. М., 2000. С. 163.
[9]             ПСРЛ. Т. 11. Летописный сборник, именуемый Патриаршею или Никоновскою летописью. М., 2000. С. 166.
[10]           ПСРЛ. Т. 11. Летописный сборник, именуемый Патриаршею или Никоновскою летописью. М., 2000. С. 184.
[11]           ПСРЛ. Т. 11. Летописный сборник, именуемый Патриаршею или Никоновскою летописью. М., 2000. С. 185-186.
[12]           ПСРЛ. Т. 11. Летописный сборник, именуемый Патриаршею или Никоновскою летописью. М., 2000. С. 187.
[13]           Беспалов Р. А. Литовско-московские отношения 1392–1408 годов в связи со смоленской, черниговской и рязанской политикой Витовта и Василия I. // Средневековая Русь. Вып. 12, 2016. М., 2016. С. 138.
[14]           ПСРЛ. Т. 15. Летописный сборник, именуемый Тверскою летописью. СПб., 1863. Стб. 457.
Tags: войны Литвы, русско-литовские войны
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments